Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Итоги 2015. Прогнозы 2016

Итоги 2015. Прогнозы 2016

В рубрику "Бизнес" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Итоги 2015. Прогнозы 2016

Редакция пригласила руководителей трех крупнейших российских разработчиков и производителей – ЗАО "ЦеСИС НИКИРЭТ", ЗАО "НВП "Болид" и ООО "НПП "Бевард" – подвести итоги 2015 г. и поделиться видением будущего. О перспективах российского рынка технических средств безопасности в условиях стратегии импортозамещения говорят Олег Шаповал, Игорь Бабанов и Игорь Лянд

Как менялся деловой климат в течение 2015 г.

Олег
Шаповал

Председатель совета директоров Центра специальных инженерных сооружений (ЦеСИС)

На моей памяти деловой климат менялся только в худшую сторону. У отечественных предприятий-производителей почти не осталось финансовых и сырьевых резервов. При этом правила для бизнеса меняются каждый день – то мы с кем-то дружим, то не дружим… Бизнес был вынужден поднимать зарплату своим работникам в условиях отсутствия долгосрочной кредитной политики, высоких инфляционных ожиданий, увеличения разрыва между "дебеторкой" и "кредиторкой" в худшую для бизнеса сторону и т.д.

Многие заказчики вообще попали в такое положение, что в договорах заранее прописывают отсрочку платежа. Сначала на тридцать дней, потом пятьдесят, шестьдесят и наконец девяносто. Некоторые готовы заплатить только через полгода. И это нефтяные компании, это бюджетные организации. А мы-то, заводчане, откуда деньги возьмем?!

Банки предлагают кредиты под 20%. Окупаемость любого проекта – не менее полугода, а то и год. Получается, их рентабельность соизмерима с процентными ставками банка. А развиваться на какие средства? А проводить импортозамещение и научные работы? Ситуация стала абсолютно некомфортной, а промышленная политика так и не сформировалась. При этом прошел целый год после принятия Федерального закона "О промышленной политике". Он был подписан 31 декабря 2014 г. По-моему, это первый случай, когда промышленная политика попала в федеральное законодательство.

Давайте 31 декабря посмотрим и честно скажем, в каком месте и как этот закон работает. Пусть правительство сообщит нам, промышленникам, где результаты промышленной политики.

Как менялся деловой климат в течение 2015 г.? Я задал бы вопрос по-другому: "Если мы хотим что-то производить и развивать в нашей стране, то что мы собираемся делать в 2020 г.?" Надо говорить не о пятнадцатом и даже не о семнадцатом годах, а о двадцатом. У кого какие научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР)? Какие перспективы? Как мы будем жить? И где будет наша промышленность? И на кого мы будем молиться: на американцев или китайцев? Я предлагаю молиться Богу, а надеяться только на самих себя.

Игорь
Бабанов

Генеральный директор ЗАО "НВП "Болид"

Прогнозы в начале 2015 г. по российскому ВВП показывали спад на 4–5%. Наш предыдущий опыт говорит, что есть зависимость по объему работ в отрасли систем безопасности от изменения ВВП с мультипликатором от 3 до 4, как при росте ВВП, так и при его падении. То есть при спаде ВВП на 4% можно ожидать снижение объема рынка систем безопасности на 12– 16%. По итогам года могу констатировать, что данный прогноз был близок к действительности. На нашу жизнь отрицательное воздействие оказало падение курса рубля в два раза. Странно, что в правительстве считают это благом для производителей. Оборотные средства за короткий период времени уменьшились в два раза, так как основной объем комплектующих, материалов и оборудования мы закупаем за доллары или евро. И это при увеличении стоимости кредита.

Особенностью российской экономики является значительная доля государственных заказчиков и крупных корпораций. Финансовый год начинается 1 января и заканчивается 31 декабря. Каждый год повторяется одна ситуация. В первом и втором кварталах финансирование пониженное, в третьем квартале начинается рост, и в четвертом тратятся все деньги. Спрос на продукцию снижается в первом квартале на 15–20%, а в четвертом растет на 20–25% к среднегодовому. Для любого производителя такая ситуация является головной болью. Выходом из нее мог бы быть переход к разным срокам начала финансового года, как это наблюдается во многих странах.

В 2015 г. нам удалось увеличить объемы продаж. Возможно, повлияло то, что многие объекты находились на завершающей стадии строительства. Помог и курс государства на импортозамещение.

Игорь
Лянд

Коммерческий директор ООО "НПП "Бевард"

Политические события, которые происходят в последнее время, несомненно, сказываются и на деловом климате в России. Внешние экономические факторы негативно отразились на отечественном рынке безопасности в целом. Современный бизнес высоких технологий – по сути своей международный, поэтому изменения в политических отношениях государств мгновенно влияют на положение дел в отрасли. Но в этом есть и положительный момент. Стратегия импортозамещения несомненно простимулирует развитие высокотехнологичных производств в России, что, конечно же, позволит отечественным производителям укрепить свои позиции на рынке.

Ожидания в отношении развития российского рынка ТСБ в 2016 г.

Олег Шаповал: Как это ни прискорбно, чем хуже ситуация, чем выше уровень террористических угроз, тем больше спрос на нашу продукцию. В нашей стране – и не только – пока что-нибудь не случится, никто и не проснется; а потом бьем уже по хвостам.

Я полагаю, что рынок в следующем году резко возрастет. И это не потому, что мы так хорошо работаем и продвигаем его, а потому, что в мире так складывается военно-политическая обстановка.

Те, кто стремятся быть в тренде, должны оперативно реагировать на изменения в мировой политической обстановке и соответственно отвечать на появление новых видов террористических угроз и тактик террористов.

Игорь Бабанов: Мы наблюдаем, как многие крупные компании сокращают бюджеты на безопасность, замораживаются проекты нового строительства, поэтому не ожидаем роста рынка систем безопасности в 2016 г.

Компании должны прилагать больше усилий для продвижения и удержания позиций.

Игорь Лянд: Тенденции технологического развития рынка на 2016 г. можно было наблюдать уже на крупнейших отраслевых выставках 2015 г.

Как для российских, так и для зарубежных игроков в любом случае наиболее успешными будут стратегии, которые ориентированы в первую очередь на потребителя. Несомненно, цена была и будет оставаться очень важным фактором. Но потребители в последнее время все больше уделяют внимание качеству и надежности оборудования для систем безопасности. В условиях повышенных рисков требования к системам безопасности и, соответственно, к работоспособности продукции будут только расти.

Перспективы рынка ТСБ в условиях импортозамещения

Олег Шаповал: В целом современные российские технические решения по защите и охране периметра идут впереди зарубежных аналогов и касаются, в первую очередь, эксплуатации и технического обслуживания техники, работающей на открытом воздухе (при нашей-то погоде): шлагбаумов и противотаранных устройств, приводной техники для ворот и всевозможных датчиков, систем обеспечения питанием на протяженных периметрах и прочего оборудования.

Очень большая перспектива у беспроводных систем. Здесь тоже лидируют российские решения. Они идут впереди и по цене, и по техническим показателям – большой ресурс, широкий температурный диапазон, минимальные затраты на монтаж, при этом не требуется дополнительное техобслуживание. В целом ценовые характеристики российских технических решений гораздо более приемлемы для рынка.

К сожалению, у многих предприятий отсутствует опыт сертификации своей продукции. Сертификация на зарубежных рынках – это затратное дело. Не у всех на нее хватает средств. Да и западные рынки не очень-то ждут нас с нашими предложениями. Но эту дорогу, несмотря на ее кажущуюся сложность, могут очень быстро пройти многие российские производители, в первую очередь те, кто занимается охраной протяженных периметров.

Игорь Бабанов: Большого спада на рынке видеонаблюдения в России не ожидается. Как обычно, в массовом сегменте рынка типовые задачи будут решаться с применением недорогого оборудования. Здесь большую долю занимают китайские и корейские производители, а также отечественные компании, активно использующие в своих изделиях OEM-продукты зарубежного производства. Очевидно, все эти компании не получат статуса "отечественный производитель", и их продукция не будет использоваться на гособъектах, однако это не повлияет на ситуацию на рынке коммерческих объектов.

Несколько лучше дела обстоят в применении программного обеспечения. Разработчики отечественной видеоаналитики хотя и не совсем догнали зарубежных коллег, но способны предложить рынку подходящие разработки для решения определенного круга задач.

Игорь Лянд: В современных реалиях международных отношений довольно сложно делать долгосрочные экономические прогнозы ситуации в отрасли. Еще совсем недавно никто и представить себе не мог, что мы перестанем летать на отдых в Египет или закупать продукты в Турции. Поэтому, если сейчас кто-то строит планы на долгосрочную перспективу, то ему необходимо подходить к выбору поставщиков и партнеров более взвешенно, чем раньше. Ведь одно дело – купить импортный продукт, что в принципе не сложно. Совсем другое – чтобы была возможность его обслуживания в течении длительного времени, обеспечивались гарантийные обязательства производителя. Здесь могут возникать сложности. В этом смысле более предсказуемо и надежно работать с российскими производителями. Поэтому они получают дополнительные преимущества.

Обоснованность замены импортных ТСБ на отечественные

Олег Шаповал: Это не только возможно, это нужно делать. Нигде в мире нет такого количества охраняемых объектов, как у нас: с большим числом работников, вход и выход которых нужно отслеживать, с протяженными периметрами, со множеством видеокамер, системами контроля и управлением доступом. Объекты зачастую территориально разбросанные, как, например, у Министерства обороны. Мы первыми в мире оборудовали охранной системой 10 000 км государственной границы. Россия лидирует по числу закрытых охраняемых городов. В советское время все это охранялось. Все системы ставились отечественные.

Благодаря таким предприятиям, как "Элерон", зареченское производственное объединение "Старт" и НИКИРЭТ, в нашей стране накоплен огромнейший опыт построения технических систем безопасности, притом мирового уровня. Была создана целая промышленная отрасль, основана научная школа. В мире ничего подобного не было. Мы шли первыми в этом направлении.

Вдруг ни с того ни с сего охранную технику нам стали поставлять из Польши, Турции и прочих мест. А сегодня мы спохватились и стали говорить об импортозамещении. Проснулись и видим, что свое развалили, потому что отечественная промышленность стала никому не нужной. У нас почему-то считается, что деньги берутся из бюджета, хотя мировая экономика утверждает, что деньги происходят из промышленности.

Искренне не понимаю, что такое импортозамещение. Я ставил бы вопрос иначе – о конкурентоспособности. Надо делать конкурентоспособную продукцию и выходить с ней на рынки. Никто, конечно, не будет покупать плохое свое взамен хорошего импортного, которое всегда найдет лазейки попасть на наш рынок.

Вместе с тем радует, что многие промышленные предприятия, с кем мы не один год работаем на рынке технических средств безопасности, вкладывают средства в НИОКР. Притом без поддержки государства – это внутренние инвестиции, за счет собственных ресурсов. Благодаря гражданской позиции руководителей этих предприятий, которые не вывозят деньги за рубеж, а вкладывают в новые разработки, отрасль развивается. Если бы такое количество новых продуктов ежегодно появлялось в других отраслях, можно было бы вообще не ставить вопрос об импортозамещении.

Игорь Бабанов: В целом заменять зарубежные системы безопасности на отечественные, где это возможно, не только справедливо с точки зрения долгожданной поддержки нашей экономики, но и обоснованно по затратам на закупку, стоимости владения и подготовки персонала при эксплуатации.

Крупные проектные организации заменяют старых поставщиков (зарубежные бренды) на российские торговые марки или китайские бренды с историей. Так ли это?

Олег Шаповал: Крупные проектные организации – как авианосцы. Развернуть их очень сложно. Они как привыкли что-то делать, так и штампуют. Им не до того, чтобы заменять какой-то отдельно взятый датчик, который у них везде фигурирует, на другой.

Крупные проектные организации, как правило, расположены в столице, а производство – в регионах. Мы, как предприятие федерального значения, находясь в регионе, в Пензе, не видим, чтобы к нам кто-либо стремился попасть из упомянутых учреждений.

Сами-то мы ездим, что-то пытаемся, где-то пробиваемся… Но если и есть к нам интерес, то он обусловлен только тем, что мы осложняем им жизнь. У них есть апробированные проектные решения с определенными датчиками и т.д. Встает вопрос, что такое может произойти, чтобы проектировщик стал производить изменения на конвейере проектов? Для этого должна быть серьезная гражданская позиция у всей цепочки: заказчика, инвестора, проектировщика, разработчика и производителя. Мы ее, увы, не видим. Конечно же, производитель стремится в сторону проектировщиков, иное было бы странно. Но двухстороннего движения пока не наблюдается.

Проекты, сделанные крупными проектными организациями, вылеживаются по 3–4 года. Те проекты, которые реализуются в настоящее время, были сделаны в 2010, 2011 и 2012 гг. То есть нового оборудования там быть не может. Для этого проект должен пройти пересогласование, что весьма затратно по времени. Понятно, что проектировщики идут на пересогласование неохотно.

Что касается небольших проектных организаций, то качественный уровень их проектов, идущих в реализацию, чрезвычайно низок. Мы называем их "веселыми картинками": когда на первом и последнем листах множество утвердительных подписей, а внутри проекта как такового нет – поди туда, не знаю куда; принеси то, не знаю что. Можно взять любой проект и посмотреть, сколько в нем технических решений, которые мы переделываем и вновь согласовываем. По объему затраченного времени и сил получается еще десяток проектов.

Игорь Бабанов: По понятным причинам мы не обладаем информацией о портфеле заказов проектных организаций и принятых ими решениях. Однако за последнее время случаи обращений и консультаций по вопросу корректировки проектов и замене зарубежных брендов заметно участились. И здесь идея импортозамещения не является определяющей. Просто в условиях экономического кризиса стали подлежать ревизии не только такие крупные статьи расходов, как затраты на конструктивное строительство, но и затраты на инженерные системы и слаботочные системы безопасности. При сложившемся соотношении валют значительным преимуществом стала обладать отечественная продукция.

Игорь Лянд: Государственная стратегия импортозамещения и более предсказуемые перспективы сотрудничества с российским производителями неизбежно приводят к тому, что крупные проектные организации все активнее используют отечественные продукты и разработки. Сейчас это общая тенденция отрасли безопасности в России.

Спрос на рынке ТСБ практически отсутствует, заказчики массово экономят. Согласны с утверждением?

Олег Шаповал: Я бы этого не сказал. Спрос растет и будет расти. У конечного потребителя заметно повысился уровень грамотности и понимания тех угроз, которые приблизились вплотную даже к гражданским объектам. Теракты отрезвляют людей.

Другое дело, что пресловутый 44-й закон не работает ни в каком виде – это просто диверсия против промышленного производства. Умудрились написать закон так, что все кому не лень впаривают всякую дешевку. А те ответственные разработчики, которые сохранили свое производство, опытные кадры, остаются не у дел.

Мы не хотим делать брак, не хотим делать дешево, то есть из плохих материалов и на плохом оборудовании. Не хотим снижать металлоемкость и изменять технологию за счет ухудшения качества. Кто-нибудь может представить себе, каким образом противотаранное устройство, сделанное из плохого металла, сваренного кое-как просроченным электродом практикантом-пэтэушником, остановит несущийся на КПП грузовик со взрывчаткой?! Каким образом дешевый датчик сработает лучше дорогостоящего?! А дешевая камера будет работать дольше дорогой? Я не понимаю, как соединить "дешево" и "качественно" при обеспечении безопасности.

Но есть и другая ситуация, например периметры аэропортов, где поставили морально устаревшую технику семидесятых годов, притом за большие деньги. В виде ведомственных инструкций идет явное лоббирование определенной компании.

Ни атомные станции, ни Министерство обороны, ни "Транснефть", ни "Газпром" – в общем, те, кто реально и серьезно занимаются вопросами безопасности, – никто устаревшие датчики близко к себе не подпустил. Потому что разбираются, что к чему. А в Минтрансе все тихо, никто особо не скандалит. Вот такая у нас ведомственная чехарда с безопасностью.

По большому счету надо не товар сертифицировать, а аттестовывать производство. Есть ли у предприятия технология, оборудование, квалифицированные кадры, служба контроля? И в аттестационных документах должно быть указано, что такой-то завод в состоянии сделать с таким-то качеством такое-то изделие, включая финансовый анализ с накладными расходами и уровнем прибыли. То есть согласование цены на изделие. И тогда заказчику не надо давать изначально низкую цену, надо давать правильную цену. Я призываю заказчиков поставить своих представителей в наши цеха, и пусть они оценивают. У тех, кто реально занимается производством, все ценообразование прозрачно. Смотрите уровень зарплат, уровень технологий, затрат, и вы сами все поймете: почему один датчик стоит дороже, а другой дешевле.

Игорь Бабанов: Мы можем ответить по продукции, производимой на нашем предприятии, – спрос не уменьшился. По рынку лучше спросить у крупных торговых домов. Но нам представляется, что у них все хорошо.

Игорь Лянд: Спрос на рынке сохраняется, даже несмотря на политические и экономические изменения последнего времени. Но из-за высокой конкуренции многие вендоры завышают технические характеристики своей продукции, чтобы выгодно выделяться по соотношению цена/функционал на фоне конкурентов. Потребители понимают это и разумнее подходят к выбору бренда – сейчас для них главное надежность и уверенность в производителе.

Новые запросы за рамками задач безопасности

Олег Шаповал: Есть интересное направление – применение датчиков в сопутствующих областях. Это и контроль целостности конструкций, и мониторинг сейсмически опасных направлений, контроль качества монтажа, контроль оборудования при ветровых нагрузках и т.д.

Кроме того, появились запросы по дата-центрам. Сегодня необходимо единое понимание, что происходит на территориально распределенных объектах. Появилась возможность контролировать работу всего оборудования, установленного на транспортных проходных, в том числе противотаранных устройств. Мы мониторим его из одного дата-центра и понимаем, что происходит с фундаментами, шкафами управления, определенными узлами и т.п. Точно так же любому производителю можно мониторить свое оборудование из единой точки.

Формирование дата-центров, не столько для обеспечения безопасности, сколько для определения надежности оборудования, – очень интересная и важная тема.

Игорь Бабанов: Основные тенденции – развитие биотехнологий в СКД, видеоанализа в ССТВ, беспроводных и сетевых технологий в ОПС, "рост интеллекта" в датчиках и приборах. Все это сохранится на ближайшие годы. В данных направлениях наша компания также будет пытаться совершенствоваться.

Игорь Лянд: Сложно выделить принципиально новые направления в применении систем видеонаблюдения и видеоаналитики в частности. Тем не менее, можно уверенно говорить, что видеонаблюдение будет все активнее использоваться в самых разных сферах жизнедеятельности человека.

Бизнес в сегменте интеллектуальных зданий

Игорь Бабанов: Хотя об интеллектуальных зданиях начали говорить довольно давно, данный сегмент пока очень незначителен. В то же время практических реализаций в этой области, особенно в коттеджах, и компаний-инсталляторов стало заметно больше. Вначале системы обеспечения комфорта или автоматизации инженерии развивались обособленно от систем безопасности, затем у них появилась потребность во взаимодействии. Для расширения рынка сбыта производители систем безопасности идут навстречу в вопросах интеграции, включая в состав изделий специальные технические или программные модули, поддерживающие информационные протоколы информационных и автоматизированных систем.

Читайте мнения экспертов журнала о состоянии российского рынка ТСБ
и прогнозы его дальнейшего развития на стр. 52, 82, 102, 110, 118, 120 и 124.

Опубликовано: Журнал "Системы безопасности" #6, 2015
Посещений: 3922


  Автор
 

Шаповал О.Л.

ЦеСИС НИКИРЭТ

Всего статей:  16


  Автор
Бабанов И. А.

Бабанов И. А.

Генеральный директор ЗАО НВП "Болид"

Всего статей:  4


  Автор
Игорь Лянд

Игорь Лянд

Коммерческий директор компании "Бевард"

Всего статей:  4

В рубрику "Бизнес" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций