Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Эволюция БГ. В чем полноценный комплексный подход к безопасным городам

В рубрику "Комплексные системы безопасности" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Эволюция БГ.В чем полноценный комплексный подход к безопасным городам

С обновлением законодательства АПК "Безопасный город" действительно становится комплексной городской системой, охватывающей работу ведомств, задействованных в реагировании на угрозы и ЧС. К мониторингу и анализу техногенных и природных чрезвычайных ситуаций, а также анализу криминогенных и антитеррористических составляющих подключается мониторинг городской инфраструктуры, ЖКХ и пр. Поэтому в скором времени не исключено развитие безопасных городов в умные города
Олег
Майданский
Руководитель направления интеллектуальных городских систем компании КРОК
Иван
Царев
Руководитель направления слаботочных систем компании КРОК

СБ: Дайте, пожалуйста, наиболее современное и актуальное определение программы "Безопасный город" с учетом эволюции и активизации этого понятия со временем. Какие элементы входят в это понятие?

Иван Царев: АПК "Безопасный город" – это федеральная программа, которая разрабатывается под руководством МЧС России. По сути, она заключается в интеграции различных систем безопасности города, начиная от системы 112 (для обеспечения вызова экстренных оперативных служб по единому номеру) и заканчивая системами фото- и видеофиксации, которые находятся в ведении полиции. Цель этой программы – эффективное реагирование всех служб города и оптимизация их действий в случае чрезвычайной ситуации (ЧС), минимизация людских потерь, а также управление всей городской инфраструктурой из единой точки. Нужно понимать, что при ЧС задействуются сразу несколько ведомств, которые могут быть расположены как в конкретной области, так и в ближайших областях. С точки зрения концептуальных требований проект отражает четыре структурных блока: безопасность населения и муниципальной инфраструктуры, безопасность на транспорте, экологическая безопасность и межведомственное взаимодействие.

Согласно планам мероприятий каждая область или муниципальное образование имеет свой график ввода, выделены пилотные области. На сегодня существует проект документа "Единые требования к техническим параметрам сегментов аппаратно-программного комплекса "Безопасный город"1, чиновники следят за тем, чтобы частные технические задания и проектная документация разрабатывались в соответствии с этими требованиями. Но в некоторых городах встречаются дополнительные условия и/или ограничения, которые влияют на реализацию программы, правда, никоим образом не противореча общим требованиям и концепции создания АПК Б Г. Например, с такой ситуацией мы встречались в Волгограде и Калуге.

СБ: Каковы новейшие тенденции развития безопасных городов в России как с точки зрения разных аспектов самой концепции АПК "Безопасный город", нормативно-правового регулирования, так и с точки зрения технического обеспечения и решаемых задач рисков и угроз?

Олег Майданский: Упомянутый проект документа с едиными техническими требованиями появился не так давно и в какой-то мере стал обновлением существовавших до этого временных требований. В частности, сейчас учтены организационные моменты в области здравоохранения и работы с антитеррористическим сегментом. Сам документ объемен и описывает некоторые функции и подсистемы довольно детально. Поскольку МЧС России в большей степени отвечает за реагирование на техногенные и природные катаклизмы, антитеррористическая и антикриминальная составляющие до этого момента были проработаны исключительно на концептуальном уровне.

Сейчас же, с обновлением документа с требованиями, АПК "Безопасный город" действительно становится комплексной городской системой, охватывающей работу соответствующих ведомств, задействованных в реагировании на широкий спектр угроз и ЧС. К мониторингу и анализу техногенных и природных чрезвычайных ситуаций, а также анализу криминогенных и антитеррористических составляющих подключается мониторинг городской инфраструктуры, ЖКХ и пр. Поэтому в скором времени не исключено развитие безопасных городов в умные города. Эта тенденция, пожалуй, является основной и логически верной. И нужно сказать, что уже предпринимаются попытки интегрировать все службы, в том числе и с построением многофакторной модели, учитывающей все риски.

СБ: Каковы основные проблемы развития безопасных городов в России с точки зрения концепции и методик межсистемного и межведомственного взаимодействия, а также применяемых технологий и возможностей АПК и оборудования?

Иван Царев: В плане межведомственного взаимодействия основная проблема заключается в отсутствии прописанных и согласованных регламентов этого самого взаимодействия. Такая ситуация, к сожалению, наблюдается в большинстве регионов, за исключением наиболее продвинутых городов. В проектах АПК БГ разработка данных регламентов выступает первостепенным шагом. Другой проблемой развития безопасных городов является отсутствие грамотной ИТ-инфраструктуры, наличие которой является базовым моментом для реализации проекта. Однако ее построение также легко решается при участии системного интегратора.

И, наконец, нужно понимать, что на рынке отсутствуют готовые технические решения, способные реализовать интеграцию большого числа ведомств. Подобные системы межведомственного взаимодействия разрабатываются под конкретный проект. Конечно, с точки зрения технологий информационный обмен между ведомствами можно организовать посредством Web-сервисов. У нас уже был подобный опыт в одном из областных центров. Но такой формат возможен только при участии небольшого количества ведомств. Если их число превышает десяток, необходимо уже более универсальное решение. Но, повторюсь, самое важное – это наличие регламента взаимодействия. При его отсутствии непонятно, что именно нужно автоматизировать.

СБ: В чем ограничения современных систем безопасного города с точки зрения превентивной борьбы с терроризмом, криминалом и прочими отрицательными событиями?

Олег Майданский: Существующие системы видеонаблюдения, видеоаналитики и прочие инструменты, которые входят в состав проекта "Безопасный город", рассчитаны скорее на реализацию оградительных факторов либо на постфакт-анализ. Например, взрыв уже произошел и спецслужбы начинают разбирать видео с камер, пытаются выявить человека, совершившего подрыв. На мой взгляд, необходимо развивать технологии предупреждения ЧС.

Рассмотрим несколько вариантов решений. Например, имеется возможность автоматического распознавания лиц, но для начала эти лица должны попасть в базу данных. Мало того, даже если конкретное лицо есть в базе и оно было распознано в зоне риска, то о превентивной борьбе говорить уже не приходится. А вот если распознавание произошло на подходе к месту вероятного совершения акта незаконного вмешательства или на территории транспортного узла, через который движется злоумышленник, тогда у спецслужб остается время на реакцию. Кстати говоря, именно такой сценарий – с распознаванием подозреваемых лиц на территории транспортного узла – был реализован нами недавно в аэропорту Южно-Сахалинска.

Что касается досмотрового оборудования, то для превентивной борьбы оно также должно вовремя сработать. Для этого, помимо наличия самого оборудования, должны быть предусмотрены и отрабатываться организационные мероприятия по отслеживанию подозреваемых лиц. Элементарный пример их отсутствия, встречающийся, к сожалению, очень часто – это металлодетектор на входе, который просто забыли включить.

Другими словами, современные системы безопасного города – это не только технические средства предотвращения террористических или иных атак, а целый комплексный подход, который предусматривает проектирование и реализацию системы безопасного города в четком соответствии с моделью угроз, а также разработку и выполнение регламентов межведомственного взаимодействия и обслуживания комплексной системы. Например, системы видеонаблюдения и видеоаналитики должны быть спроектированы таким образом, чтобы камеры стояли не только в охраняемой зоне, но и на подходах к охраняемому объекту. Только в данном случае можно говорить хоть о каком-то превентивном характере мер по обеспечению безопасности.

СБ: Какие технологии видеонаблюдения и типы систем вы считаете перспективными для решения задач безопасных городов?

Иван Царев: Видеонаблюдение – самая распространенная система в контуре АПК Б Г. К наиболее перспективным технологиям, безусловно, следует отнести видеоаналитику – различные модули и детекторы автоматического выявления тревожных ситуаций. Помимо технологий работы с видео необходимо использовать и иные технологии – акустические сенсоры, радиолокационные устройства, детекторы изменения паводковой обстановки, решения по анализу социальных медиа.

СБ: Какую эволюцию требований к вычислительной и телеком-инфраструктуре вы наблюдаете?

Иван Царев: Эволюция требований к телеком- и вычислительной инфраструктуре по большей части связана с ростом числа видеокамер и различных детекторов. Разумеется, чем их больше, тем выше требования к пропускной способности каналов связи и тем больше вычислительных мощностей нужно для обработки поступающей информации. С другой стороны, на рынке наблюдается тенденция к использованию камер с автоматической регистрацией событий (то есть аналитикой на борту), что, несомненно, ведет к уменьшению количества точек наблюдения, сокращению объемов передаваемой информации и, как следствие, уменьшению требований к вычислительным ресурсам и системам хранения данных.

Олег Майданский: Полностью согласен. Но дополню также, что добиться оптимального (с точки зрения ресурсоемкости) подхода к реализации всех компонентов системы безопасного города позволяет разработка модели угроз, которая, помимо самих угроз, должна также определить зоны наименьшего и наибольшего риска и, как следствие, соответствующей защиты. Тем самым мы оптимизируем требования к вычислительной инфраструктуре, скорости передачи данных, ширине каналов и пр. В своих проектах КРОК всегда руководствуется результатами обследования и анализа защищаемых объектов, а также разработанным планом обеспечения безопасности.

СБ: В чем заключается комплексный подход реализации современных безопасных городов и какова роль открытой архитектуры систем и IP-технологий?

Олег Майданский: Комплексный подход включает в себя весь спектр услуг – от построения модели угроз и анализа уязвимостей до построения и обслуживания комплексного решения в соответствии с принятыми нормативами и особенностями технической инфраструктуры конкретного заказчика.

Помимо этого для полноценной реализации комплексного подхода особую роль играет соблюдение собственниками городской инфраструктуры согласованных стандартов или механизмов взаимодействия. Только в этом случае все нововведения в области безопасности могут быть интегрированы в единую среду безопасного города. Так, в современном городе, как правило, на многих объектах уже имеется хоть какая-нибудь система видеонаблюдения. Картинку с этих камер можно было бы использовать и в задачах проекта "Безопасный город". Проблема только в том, что это отдельные, объектовые системы, интеграция с которыми потребует определенных усилий. Конечно, грамотный системный интегратор найдет пути интеграции, но если бы механизмы интеграции были бы как-то нормированы на уровне города или муниципалитета, а все собственники и эксплуататоры объектов следовали этим нормам, то задача подобных интеграций решалась бы значительно легче и быстрее. На мой взгляд, комплексный подход предполагает, что система должна быть максимально открыта и дружелюбна для интеграции и сведения всех сигналов тревог и ЧС в общий ситуационный центр управления. Но не в ущерб кибербезопасности, конечно.

СБ: Какое значение имеет обеспечение доступности информации для различных силовых и хозяйственных структур города?

Иван Царев: Безусловно, доступность информации имеет важнейшее значение, наравне с ее структурированностью и своевременностью. Только в этом случае оперативные службы имеют возможность оперативно среагировать на ту или иную ситуацию.

СБ: Какую эволюцию интегрированных систем безопасности вы наблюдаете?

Олег Майданский: Я вижу тенденцию консолидации информации в едином центре управления или диспетчеризации, такой подход подразумевает максимальную интеграцию всех систем безопасности друг с другом, а также автоматизацию самого процесса реагирования и обеспечения безопасности. Цель подобного подхода, как и в любых инженерных системах, – это минимизация обеспечивающего оперативного персонала и максимальная автоматизация его функций.

СБ: Каковы перспективы технологии глубинного обучения, машинного обучения и применения теории нейронных сетей при дальнейшем совершенствовании систем видеонаблюдения безопасности в масштабах города?

Иван Царев: В настоящее время многие детекторы видеоаналитики построены на принципах нейронных сетей. И за этим в ближайшей перспективе, безусловно, будущее. Нейронные сети активно развиваются, сферы их применения растут. Перспективы их использования в системах безопасного города связаны с минимизацией ложных срабатываний, повышением оперативности реакции служб, минимизацией человеческого фактора, а в идеале – с организацией превентивной работы с ЧС.

___________________________________________
1 Проект документа "Единые требования к техническим параметрам сегментов аппаратно-программного комплекса "Безопасный город" от 2017 г. http://www.mchs.gov.ru/upload/site1/document_file/Qponhc8O2K.pdf.
Временные единые требования к техническим параметрам сегментов аппаратно-программного комплекса "Безопасный город" от 2014 г. http://83.mchs.gov.ru/upload/site4/document_file/qBVTeSWyqM.pdf.

Опубликовано: Журнал "Системы безопасности" #2, 2017
Посещений: 2622


  Автор
Олег Майданский

Олег Майданский

Руководитель направления интеллектуальных городских систем компании "КРОК"

Всего статей:  5


  Автор
Иван Царев

Иван Царев

Руководитель направления слаботочных систем компании КРОК

Всего статей:  8

В рубрику "Комплексные системы безопасности" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций